Госоркестр им Светланова под управлением Юровского отметил юбилей Вагнера

Концерт 9 сентября 2013 года Государственного академического симфонического оркестра России им. Е. Ф. Светланова под управлением Владимира Юровского был посвящен 200-летию со дня рождения Рихарда Вагнера.

Штефан Финке (Тристан), Аня Кампе (Изольда), Владимир Юровский, Альберт Домен (Король Марк), Евгений Либерман (Мелот). Фото: Вера Журавлева.

Штефан Финке (Тристан), Аня Кампе (Изольда), Владимир Юровский, Альберт Домен (Король Марк), Евгений Либерман (Мелот). Фото: Вера Журавлева.

 

Я смотрел этот концерт по прямой трансляции в интернете. Как всегда у В. Юровского, программа имела свою внутреннюю логику. Первым номером лаконично и сдержанно прозвучало оркестровое «Вступление» без традиционной «Смерти Изольды».

Затем Элизабет Кульман исполнила «Пять песен на стихи Матильды Везендонк» написанные Вагнером в 1857-58 гг. Она пела в сопровождении камерного состава оркестра, использовавшего инструментовку, сделанную известным авангардистом Хансом-Вернером Хенце в 1976 году.

Это сочинение предвосхитило оперу «Тристан и Изольда». Третий и пятый номер (в нумерации нотного издания, отличающейся от хронологической последовательности создания песен) самим Вагнером названы эскизами к «Тристану». Из песни «В оранжерее» выросло сумрачное вступление к третьему акту.

«Грёзы» стали зародышем знаменитого любовного дуэта из второго акта. Не секрет, что на написание «Тристана и Изольды» композитора подвиг драматический эпизод из его биографии: роман женатого Рихарда Вагнера и Матильды Везендонк, богатый муж которой был финансовым покровителем композитора. Матильда сумела преодолеть свои чувства и поставить выше их долг перед семьёй и мужем.

Вагнер же сублимировал свою безответную страсть в лучшую, по моему мнению, свою оперу «Тристан и Изольда», где эротическое начало оказывается сильнее долга и родственных чувств – и приводит героев к гибели. Таким образом, «Пять песен на стихи Матильды Везендонк» в этом концерте перекинули мостик от «Вступления» к центральному Второму акту оперы с его нескончаемым, но прекрасным любовным дуэтом.

Исполнение «Пяти песен на стихи Матильды Везендонк» меццо-сопрано Элизабет Кульман я бы не назвал удачным ни вокально, ни драматически. Её голос звучал тускло и невыразительно, да ещё были проблемы в нижнем регистре. Весь цикл, сочинённый страстно влюблённым композитором, получился у певицы однообразным и равнодушно-остранённым, каким-то «замороженным», несмотря на эмоционально наполненное, но при этом тактичное звучание камерного состава оркестра.

Во втором отделении Э. Кульман исполнила партию Брангены, служанки Изольды – удачнее, чем «Пять песен», благо она написана в более высоком и удобном для Кульман диапазоне. Но всё равно это не был полноценный вагнеровский вокал.
(В юбилейный год «Пять песен» Вагнера Москва уже слышала в разных исполнениях.

Запомнилась швейцарская певица Натали Миттельбах 11 июля 2013 г. с Молодёжным симфоническим оркестром Бернской консерватории п/у Д. Янакиева в зале им. Чайковского. Там звучала та же оркестровка Х.-В. Хенце. Исполнение тоже было не без вокальных проблем, но стилистически и эмоционально – гораздо точнее.)

Подлинным героем всего концерта стали Госоркестр им. Е.Ф. Светланова и дирижёр Владимир Юровский, который сумел научить оркестр, воспитанный в традициях исполнения музыки Вагнера крупным штрихом, – звучать мощно, но компактно, высвечивая все, даже мелкие детали партитуры.

Оркестр звучал потрясающе гибко, точно – и при этом не сухо. Скорее наоборот, очень романтично, передавая и самые тонкие движения двух возлюбленных сердец, и обманутое доверие благородного короля Марка. При всей плотности фактуры вагнеровского оркестра, он не был тяжеловесным и громоздким. Особо следует отметить предельную тактичность В. Юровского в аккомпанементе певцам – как в «Песнях», так и в «Тристане».

В этом концерте мы смогли, наконец, оценить мастерство Владимира Юровского как оперного дирижёра – и сразу в одной из самых трудных партитур. («Руслан и Людмила» в силу специфических условий его подготовки не мог дать должного представления о нём как о дирижёре музыкального театра). Второй акт «Тристана» вполне сравним по техническим и эмоциональным затратам с целой итальянской оперой.

Настоящим вагнеровским певцом показал себя бас-баритон Альберт Домен в партии короля Марка. Его голос звучал превосходно! Это был поистине благородный повелитель, обманутый в своих надеждах, но не опустившийся до бытовых разборок. Все эти качества А. Домен продемонстрировал чисто вокально-драматическими средствами и оказался на одном уровне с великолепным оркестром.

К сожалению, исполнители заглавных партий должного уровня вагнеровского вокала не показали. Тенор Штефан Финке, заменивший Торстена Керла, нередко просто неточно интонировал. У сопрано Ани Кампе были серьёзные проблемы с верхним регистром. Во-первых, она с трудом до него добиралась, а во-вторых, звучала она в нём резковато, мягко говоря. Голосам обоих не хватало необходимого в вагнеровском вокале сочетания плотности и полётности, да и эмоциональной напряжённости (не хочу употреблять модного словечка «драйв»).

Однако, при всех издержках вокала этот концерт стал заметным событием начала сезона благодаря великой музыке Вагнера в интерпретации А. Домена, оркестра и Владимира Юровского – неистощимого придумщика и исполнителя программ Госоркестра России за последние два сезона.