Эстафета Веры в Московской консерватории

В заголовке нет ошибки – Вера с полным правом пишется с большой буквы. Музыкальный фестиваль с таким названием, который проходил 2-8 октября, посвящён Вере Горностаевой – пианистке, педагогу, народной артистке России, президенту Московского союза музыкантов, профессору Московской консерватории.

Вера Горностаева с учениками. Рахманиновскйи зал Московской консерватории.Вера Васильевна – наследница русской фортепианной школы, ученица Генриха Нейгауза, продолжатель педагогических фортепианных традиций Самуила Файнберга и Александра Гольденвейзера. Представителями русской школы пианизма считают себя и её ученики – Аяко Уехара, Дина Иоффе, Лукас Генюшас, Андрей Ярошинский, Вадим Холоденко, Дарья Петрова, Максим Филиппов, Андрей Гунгин, Полина Осетинская, Ирина Чуковская, Пятрас Генюшас, Даниил Саямов, Александр Слободяник – все те, кто принял участие в юбилейных концертах, и многие другие её воспитанники из разных стран, разных национальностей.

Значимость педагогической деятельности Веры Горностаевой трудно переоценить, но оценить Московская консерватория сумела по достоинству, предоставив для фестивальных концертов три своих лучших зала, в том числе сцену Большого. Венцом концертного марафона, прошедшего со 2-го по 7 октября в Малом и Рахманиновском залах стал заключительный концерт именно в Большом, в сопровождении Симфонического оркестра Московской консерватории под управлением главного дирижёра оркестра Анатолия Левина. Концерт соответствовал масштабу и значимости фигуры Веры Горностаевой – в двух отделениях были исполнены четыре фортепианных оркестровых концерта – «Рапсодия на тему Паганини» Рахманинова, фортепианный концерт Грига, Четвёртый Бетховена и Второй, фа-минорный, Фредерика Шопена. Произведения не просто известные – все они являются вершинами фортепианной классики.

Вадима Холоденко, исполнившего «Рапсодию на тему Паганини», удалось послушать двумя днями ранее, в Малом зале – в рамках фестиваля он играл девять этюдов-картин, соч. 39. Играл зрело, умно, уверенно. Эмоциональность этой волнующей музыки не была не целью – она была выражением содержания произведений. Понять разницу удаётся немногим, Вадим удивил именно этим, а ещё педалью – точно дозированной, сбалансированной. Выступление в Большом подобного впечатления не произвело – «Рапсодия», произведение огромной внутренней силы, своего потенциала не раскрыло, было эмоционально блёкло и распалось на отдельные фрагменты. Вариационные формы играть особенно сложно, сохраняя целостность формы – здесь нужен большой концертный опыт, который у Вадима непременно появится – пианист он редкий по глубине понимания и выражения музыки. По отношению к Рахманинову это особенно ценно.

Аяко Уехара такой опыт, несомненно, уже имеет – с первых тактов она взяла уверенные темпы, наладила диалог с оркестром и показала прекрасный пианизм – тонкий, прозрачный, лиричный. Таких замечательных каденций давно не приходилось слышать, а необыкновенно красивой второй части известнейшего ля-минорного концерта было предопределено стать маленьким шедевром – так оно и было. В финале же нужно брать себя в руки и показать совершенно другой пианизм – мощный, мужской, уверенный и сильный. Аяко – в хорошем смысле предсказуемая пианистка – так она и сделала, сохранив и необыкновенную лиричность второй темы финала, которой композитор поручил стать главной темой, сделав тонкую певучую мелодию торжественным гимном. Гимн прозвучал, оркестр и солистка в финале торжествовали, слушатель ликовал и вознаградил пианистку овациями.

Четвёртый концерт Бетховена в исполнении Лукаса Генюшаса был собранным, безукоризненно выстроенным, показал хорошее взаимодействие пианиста и оркестра. Молодой музыкант старался, как мог, и у него всё получилось. Нужно заметить, что и оркестр буквально на глазах «разогревался» от солиста к солисту, показывая всё более уверенную игру на пути к вершине вечера, – выступлению Дины Иоффе, со Вторым концертом Шопена. Дина – одна из самых известных учениц Веры Горностаевой. Не будем заострять внимание на её званиях и почётных должностях, сама она давно является авторитетным музыкантом и педагогом – на одну лишь репетицию с оркестром собрался многочисленный консерваторский народ. Дина Иоффе исполняла музыку Шопена, не скрывая чувственного наслаждения музыкой. Трудно не понять – это одно из самых красивых произведений в западноевропейской музыкальной культуры, написанных для фортепиано. Лиричная кантилена темы второй части, Larghetto, заставляла вспоминать лучшие интерпретации этой музыки – исполнения Артура Рубинштейна, Эмиля Гилельса, Йозефа Гофмана.

Музыкальная династия Веры Горностаевой, ведущая начало от её мамы, Егине Леоновны Аслянянц, неразрывно связана с Московской консерваторией. Здесь преподают её дочь Ксения Кнорре, учится внук Лукас Генюшас. Пожелаем всем им долгой и успешной творческой карьеры.