Алексей Султанов – бунтарская душа под сводами зала

В этом августе, 7 числа, исполнилось бы 40 лет Алексею Султанову – пианисту с непокорным характером, которому при жизни не скупились на эпитеты «гениальный», «выдающийся». Музыковеды говорили, что у него напор, как у Бетховена, он раним, как Шопен, и гениален, как Моцарт.

Алексей родился в семье преподавателей Ташкентской консерватории. В доме всегда было много студентов, с утра и до вечера звучала музыка. В три года, когда отец репетировал к аспирантскомуАлексей Султанов экзамену Концерт Хиндемита для виолончели, словами: «Папа, неплавильно», пятилетний Алеша ошеломил музыкантов – отец, обратившись к ранней редакции партитуры, увидел, что в ней типографская ошибка. В шесть лет мальчика привели в музыкальную школу к педагогу Тамаре Попович, в семь лет на отчетном концерте Султанов играл сонаты Бетховена, в восемь Концертное рондо Моцарта, в девять исполнил Первый концерт Бетховена с оркестром Ташкентской филармонии под руководством З. Хакназарова. Учась в пятом классе, он попал на консультацию к московскому педагогу Л. Наумову, который в дальнейшем стал его педагогом в Московской консерватории. Когда он учился в Центральной музыкальной школе, иначе, как вундеркиндом из Ташкента Султанова не называли.

В 1986 году, на VIII Международный конкурс имени Чайковского в Москве 16-летний Алексей Султанов – фаворит конкурса. За час до жеребьевки во время разыгрывания, Алексей уронил крышку рояля на руку – врач констатировал перелом пальца. Султанов решил играть, за кулисами врач делал обезболивание. По консерватории моментально разнеслось: «Какой-то мальчик играет программу со сломанным пальцем! Ему анестезию делают, как футболисту» Публика, узнав о случившемся, все два тура и долго хлопала после выступлений. В жюри, однако, решили, что нельзя рисковать рукой и отстранили музыканта от финала.

Через год, уже учась в Московской консерватории, он принял участие в Международном конкурсе имени Вэна Клайберна и удостоился золотой медали. Не обошлось без происшествий и здесь – во время исполнения «Мефисто-вальса» Листа лопнула струна на рояле. Для восстановления инструмента требовалось время, которое вычиталось из времени выступления, и председатель жюри Д. Поллак предолжил вместо целой Сонаты Прокофьева сыграть на выбор одну из ее трех частей. Понимая, что не сможет раскрыться полностью, Алексей категорично сказал: «Или я играю все, или забираю документы». Члены жюри вынуждены были согласиться. Победителя открыла для Султанова лучшие концертные площадки мира – контракт обязывал сыграть 400 концертов за два года. Начались постоянные перелеты с континента на континент, смена временных поясов и постоянные стрессы. Ему рукоплескала публика в Карнеги-холле, Ла Скала и другие престижные концертные залы.

В 1995 году он становится победителем Международного конкурса имени Ф.Шопена в Варшаве. И тут не обошлось без скандала – жюри решило присудить Султанову вторую премию, первую не присуждать. Султанов отказался получать диплом второй степени. Стресс от случившегося не заставил себя проявить: у 26-летнего пианиста произошёл инсульт.

В 1998 году, будучи музыкантом, покорившим весь мир, он принимает решение участвовать в XI Международном конкурсе имени Чайковского в Москве. «Дерзкий союз романтизма со шквальным, апокалиптическим пианизмом великолепно демонстрирует на конкурсе самый колоритный и ослепительно одаренный пианист Алексей Султанов», – писал музыкальный критик Т. Грум-Гржимайло. «Интерпретатор огромного темперамента и стихийной силы. На первом туре его «Аппассионата» Бетховена – уже было чудо открытия. Тему судьбы – эти дьявольские стуки рока он провел в самой контрастной и страстной форме. Он буквально разверзает душу каждого композитора. Энергетическая мощь дерзкого таланта Алексея Султанова невероятно заразительна, хотя и вызывает протесты раздраженных и несогласных». Султанов выбрал поразительную на первый взгляд программу: До-мажорную прелюдию и фугу из первого тома ХТК Баха, «Осеннюю песнь» из «Времён года» Чайковского. Он не побоялся представить жюри и публике произведения, знакомые всем по репертуару ДМШ.

Но настоящий фурор произвело исполнение Седьмой сонаты Прокофьева, разошедшееся позже в записи и ставшее легендарным. В Москве во время выступления Алексея Султанова разразился ураган, который с корнями вырывал деревья. Публика в зале неистовствовала, двадцать минут рукоплескала, не отпуская любимца. Так же, как на конкурсе Шопена председатель жюри был вынужден потребовать, чтобы зрители вышли из зала и продолжили овации за дверьми. О нем говорили взахлеб и всюду – Султанов резко выделялся на Международном конкурсе им. П. И. Чайковского на фоне абсолютно одинаковых, одномерных исполнителей из Кореи, Японии и Китая и лощеных российских виртуозов. Тем не менее, Алексея Султанова не пропустили в финал: жюри сочло исполнение Седьмой сонаты Прокофьева «излишне вольным и темпераментным». И до нынешнего дня это обычная тактика членов жюри, обанкротивших репутацию «Чайника», как презрительно называют нынче Международный конкурс имени Чайковского, если в заранее продуманном итоговом пасьянсе вдруг объявится талантливый выскочка. Тогдашним победителем стал Денис Мацуев, а всеобщий любимец англичанин Фредди Кемпф получил третье место, что вызвало бунт в среде публики. Говорят, объявляя результаты второго тура на конкурсе 1998 года, председатель жюри пианистов композитор Андрей Эшпай сказал, что ему стыдно за то, что Алексей Султанов не прошел в финал.

Как писала «Литературная газета» в июле 1998 года: «Его бунтарская душа пронеслась под сводами конкурсного зала – в облике ли Шопена или Бетховена, Чайковского или Прокофьева, оставив гипнотический след музыкального инакомыслия и щемящую печальную мысль о том, что конкурс Чайковского уже никогда не назовет Султанова в числе своих победителей». Музыковеды окрестили его демоническим пианистом с ангельским лицом.

Вскоре Султанов уезжает в США. В 2001 г. 26 февраля Султанов перенёс второй инсульт с параличом левой стороны тела – в результате двигательные функции обеих рук почти полностью были утрачены. Не смирившись, он продолжал выступать с благотворительными концертами, в которых ему помогала жена, в прошлом виолончелистка Даце Абеле, исполнявшая партии левой руки. Они ездили с благотворительными концертами по колледжам, реабилитационным центрам и госпиталям для безнадежно больных людей. Алексей играл правой рукой, партию левой исполняла двумя руками Даце.

В Москве о нём вспоминали, но к сожалению, сам он напомнил о себе только в 2005 году – на страницах нескольких газет, сообщивших о его смерти в возрасте 35 лет от инсульта в Форт-Уортe, штат Массачусетс, США.

Аудиозапись: Прокофьев, 7 соната, финал. Исполняет Алексей Султанов.
20 июня 1988 г. Москва, Большой зал Московской консерватории, XI Международный конкурс им. П. Чайковского.
[podcast]http://www.classica.fm/media/sultanov/prokofiev_sonata_n7.mp3[/podcast]

Обсудить в форуме