Закрытие сезона Московской консерватории

Второй день подряд Московская консерватория в центре музыкальных новостей. Позавчера, 22 июня, состоялось вручение дипломов иHarmoniemesse традиционный торжественный концерт выпускников, а вчера на сцене Большого зала состоялся концерт, закрывающий сезон 2008-2009 года. В этот вечер звучала музыка Гайдна – Концерт для фортепиано с оркестром соль мажор и Месса B-dur Hob XXII:14, «Harmoniemesse». Для любителей классической музыки этот концерт был событием ожидаемым, билеты раскупались заранее, – не столько благодаря рекламе, сколько необычной программе и звёздному составу артистов: пианист Тигран Алиханов, Симфонический оркестр Московской консерватории под управлением Анатолия Левина, солисты и хор Московской консерватории под управлением Станислава Калинина, которым в этот день дирижировал прославленный Геннадий Рождественский.

Пианист Тигран Алиханов, который более 30 лет преподаёт в Московской консерватории имени П. И. Чайковского, в недавнем прошлом её ректор, хорошо известен как прекрасный ансамблист иtigran_alihanov тонкий интерпретатор камерной музыки. В сотрудничестве с известными отечественными и зарубежными музыкантами Т. Алиханов исполнил практически весь камерно-ансамблевый репертуар. В этот раз пианист выбрал одно из самых интересных произведений Гайдна в плане композиции – Соль-мажорная соната для фортепиано со струнным оркестром в каждой из трёх частей содержит пространные виртуозные каденции, в которых присутствует новый тематический материал, отличный от основных тем частей. Благодаря этому произведение в концертном исполнении очень выигрывает за счёт богатства музыкального материала и возможности исполнителя показать техническое мастерство. Во второй части, Адажио, оркестр поразил выразительным пианиссимо в проведении основной темы, подготовившей вступление солиста.

Мессу си-бемоль мажор «Harmoniemesse», прозвучавшую во втором отделении, Йозеф Гайдн написал в 1802 году, вслед за двумя большими ораториями — «Сотворение мира» (1798 г.) и140-moscow-consrvatory «Времена года» (1801). Наряду с неоконченным струнным квартетом Op. 103, это последнее произведение композитора – фундаментальная работа над ораториями в пожилом возрасте лишила его возможности творить. Гайдн очень страдал от этого. «Это всё «Времена года», они подорвали мои силы», — жаловался композитор, — не надо мне было писать их» . Впервые «Гармоническая месса», масштабное шестичастное произведение, написанное для четырёх солистов, хора, струнного оркестра, флейты, двух гобоев, кларнета, фагота, рожка, трубы, литавр и органа, прозвучала 8 сентября 1802 года в церкви Бергкирхе в Айзенштате. 207 лет спустя месса была представлена московским любителям музыки. Волнения музыкантов и ожидания слушателей были возблагодарены – исполнение произвело сильное впечатление на публику. Кстати, на этот раз искушённую, ведь Гайдн требует не только эмоционально отзывчивого, но в первую очередь умного слушателя. Публика знает, что именно хочет слышать. За время концерта не прозвучало ни одного случайного хлопка аплодисментов между частями произведений, ни разу не зазвенели мелодии мобильников – это много говорит о составе слушателей.

Нельзя не отметить сольные вокальные партии – яркое сопрано Анастасии Прокофьевой и голос тенора Дмитрия Трунова блистали над оркестровым звучанием. Особенно же приятным открытиемАнастасия Прокофьева, Геннадий Рождественский, Александра Ковалевич стали меццо-сопрано Александра Ковалевич, голос которой – чистый и ровный, с тёплой окраской, сдержанным вибрато – как нельзя лучше подходит для арий той эпохи, и бас Фёдор Тарасов – его тембр также особенно хорош для этого произведения. Оркестр и его солисты порадовали звучанием, одновременно сдержанным и торжественным. Кажется, они сдали ещё один экзамен, ведь из-за специфики – принадлежности консерватории, коллективу приходится играть практически всё, с разными дирижёрами и составом музыкантов: оперу, инструментальные концерты, современную и классическую музыку. И вот теперь – месса.

Геннадий Рождественский действительно волшебник – с первых тактов Kyrie, продолжительного оркестрового вступления, постоянного чередования пиано и форте перед неожиданной модуляцией в соль-бемоль мажор, дирижёр захватил внимание и не отпускал его до заключительного торжественного «Agnus Dei». Я видел, как рядом слушали музыку журналисты, обычно невозмутимые – в этот раз под ними на протяжении сорока минут не скрипнуло кресло.