Екатерина Щербаченко – «Живу с ощущением, что происходит что-то новое»

Екатерина Щербаченко, победительница конкурса «Голоса мира» в Кардиффе, прилетела в Москву в 2 часа ночи. А уже рано утром раздался звонок и мы договорились о времени интервью, этим днём. Екатерина знала, что Classica.FM – первое русскоязычное издание, которое сообщило о её победе, поэтому с благожелательностью отнеслась к просьбе о первом интервью нашему изданию.Ekaterina Shcherbachenko Встреча состоялась сегодня, в 15.00, в Атриуме Большого Театра. В ней приняли участие журналистка Classica.FM Светлана Косятова и главный редактор Евгений Бойко. Интервью превратилось в беседу, но уже в процессе подготовки материала мы решили изменить формат и убрали все вопросы, оставив только речь самой Екатерины Щербаченко. И вот что она рассказала.

О конкурсе…
Конкурс «BBC Cardiff Singer of the World-2009» уникальный. И дело даже не в том, что это самый престижный конкурс, победа на котором сразу открывает перед певцом захватывающие перспективы, а в том, что его организовывают фантастические люди. Для участников был создан рай на земле, в который мы, участники, окунулись с головой, забыв все проблемы «большой земли». Как прекрасно было думать только о пении и ни о чем другом! Для них этот конкурс – знаменательное и очень ответственное событие, которое проходит под эгидой Би-Би-Си Уэльс, один раз в два года. И они, конечно, выкладываются на всю катушку. Оргкомитет конкурса оплачивает всё: перелёт, гостиницу, дают суточные, кормят завтраками, везде возят на машине. Перед выходом на сцену с тобой работают профессиональные стилисты, визажисты, парикмахеры. Ты ежеминутно ощущаешь заботу о себе. Это так приятно… Несмотря на то, что с конкурсом сопряжено столько переживаний, волнений… Всё организовано так, чтобы певец мог выбросить из головы всё лишнее и на прослушиваниях показать максимальный результат.

О том, что необходимо для победы…
Очень сложно рассуждать на тему «что нужно, чтобы победить». Когда я выхожу на сцену, то всегда мысленно говорю «спасибо» пришедшим людям, как бы охватываю, обнимаю зал… Иногда начинают происходить странные вещи: кажется, что твое личное пространство как будто раздвигается, и ты перестаешь ощущать себя маленьким человечком перед огромной аудиторией, а как бы вбираешь в себя зал, можешь дотянуться до каждого… Когда я пою, то стараюсь не просто воспроизводить ноты, а открыть свое сердце, прожить и пережить ту музыку, которую исполняешь. И именно это, как мне кажется, находит отклик в душах людей.

А вообще-то, победа – это пересечение множества обстоятельств в одной точке! Это тщательная подготовка, удача, хорошее самочувствие, расположение звезд на небе… Одним словом, всё должно сложиться. И, как мне кажется, важно соблюдать «генеральную линию» судьбы. Если ты на своем месте и делаешь то, что должен делать, то шанс дается всегда.

О восхожении на Олимп…
Всегда живу с ощущением, что происходит что-то новое. Постоянно прохожу какие-то рубежи, этапы жизненного пути. Поступление в Московскую консерваторию – рубеж. Работа в театре Станиславского и Немировича-Данченко – тоже рубеж. Приглашение в труппу Большого театра – еще один, новый вираж. И сейчас эта победа принесла ощущение того, что начинает происходить что-то совершенно новое… Поступают интересные предложения… Потрясающее чувство!

От этого конкурса я ожидала не победы, а именно новых предложений. Я хотела просто там показаться, чтобы меня как-то оценили и заметили. Это очень хороший шанс, который дается певцу, который нельзя упускать. Я знала, что все туры проходят под пристальнейшим вниманием самых влиятельных импресарио, поэтому в любом случае было очень важно хорошо спеть на первом туре. Самое интересное, что ко мне начали поступать предложения уже после первого тура, когда еще абсолютно не ясно было: прошла я в финал или нет. Именно ради этого туда стоило ехать. А победа на конкурсе для меня стала восхитительным сюрпризом!

О карьере…
Так сложилось, что я достаточно поздно поняла, что хочу заниматься оперным пением. Даже когда я поступала сразу после училища в Санкт-Петербургскую консерваторию (в которую тогда не поступила), то делала это как-то по инерции. Тогда я была еще совсем «сырая», как говорят музыканты. Конечно, у выпускницы дирижерско-хорового отделения было много неверных для вокалиста навыков и привычек. Когда я прошла на второй тур экзамена по специальности в Питере, то была даже горда этим… Уже после, в Рязанском институте культуры, я встретила «своего» педагога – Галину Николаевну Разутову, которая и дала мне путевку в вокальный мир. Она поставила мне на место голос, освободила от всяких зажимов, заставила поверить в свои силы. И в Московскую консерваторию я пoехала поступать уже cовсем с другим настроем. Учиться здесь и петь – было моим истовым желанием.

Я никого не знала в московском вокальном мире. Просто пришла на прослушивание за советом: стоит или не стоит поступать? Мне сказали, что поступать нужно. Так я и сделала. Когда в Рахманиновском зале в начале сентября было первое собрание новопоступивших, нам сказали, что мы, может быть, сами еще того не осознавая, выдержали главный, определяющий конкурс в своей жизни. И даже сейчас я думаю, что они были правы! Чувство благодарности учителям, особенно моему профессору по вокалу Марине Сергеевне Алексеевой и профессору по сценическому мастерству Борису Александровичу Персиянову, останется со мной навсегда. Между педагогом и учеником лежат очень тонкие материи, через которые проходит процесс, называемый обучением.

Если этот контакт не устанавливается, всякое бывает, – если не подходят они друг другу, то, как правило, ничего не получается. Особенно остро это ощущается в вокальной сфере. Большая удача, когда учитель слышит природу ученика, добивается естественной манеры пения, которая заложена в конкретном голосе. Я считаю, что в этом плане мне очень повезло, и спасибо большое моим педагогам.

О вокальных школах…
Я не сильна в рассуждениях о вокальных школах. Есть определенный эталон оперного звука. Каждый музыкант к нему стремится, но проблема в том, что все его по-разному слышат… И педагог как раз для того, чтобы направлять ученика к этому эталону. Чем ближе слуховой эталон педагога к лучшим мировым образцам, тем лучше результат. Настоящий педагог обладает не просто хорошим слухом, а хорошим вокальным слухом. Ну, и конечно должен знать приемы, как добиться этого эталона.

О чем умалчивают СМИ…
Все разговоры о том, что в России вокальной школы нет – нелепы. Она есть, и российские певцы занимают первые места на крупнейших международных конкурсах. Например, конкурс «Operalia», который проводит Пласидо Доминго. Его, между прочим, в разные годы выигрывали наши меццо-сопрано Елена Манистина, баритон Василий Ладюк, сопрано Екатерина Лехина. Но знают об этом лишь в узких кругах.

Москва, Большой Театр, Атриум.
17 июня 2009 г.

Другие материалы на эту тему:
Екатерина Щербаченко победила в конкурсе «Голоса мира»